Главная страница | О нас | Новости | Коронавирус: как ульяновский бизнес доказывает форс-мажор
Коронавирус: как ульяновский бизнес доказывает форс-мажор
Дата: 02.07.2020
Торгово-промышленная палата Ульяновской области выдала бизнесу 23 заключения о форс-мажоре из-за пандемии коронавируса, более чем по 80 заявкам предприниматели получили отказ. Документ не может уберечь от суда, но послужит аргументом в споре с контрагентами, говорят специалисты.

С 27 марта территориальные торгово-промышленные палаты (ТПП) начали выдавать заключения о форс-мажоре пострадавшему из-за пандемии бизнесу, который не может выполнить обязательства по договорам. В качестве форс-мажора рассматривается не сама эпидемия, а ограничительные меры, которые не позволяют исполнить сделку. Заключение не освобождает от самих обязательств, но может служить аргументом при переговорах с партнерами или в суде, избежать штрафных санкций и пеней.

— Заключение дает возможность отсрочки исполнения обязательств, дает право на пролонгацию договорных отношений, а также отсрочку платежей и сокращение начисляемых договорных или законных пеней, — поясняет начальник юридического отдела торгово-промышленной палаты Ульяновской области Олег Ломакин.


В Ульяновскую ТПП поступило 109 обращений на заключения о форс-мажоре. За три рабочих дня марта поступили заявления сразу от 14 представителей бизнеса, причем многие касались сразу нескольких договоров. В апреле ТПП получила уже 64 заявки, в мае и июне — 18 и 13 заявок соответственно. Сейчас заявки рассматривают в течение трех дней. Положительное решение приняли всего по 23 заявлениям: 4 - в апреле, 7 - в мае и 12 - в июне.

Ульяновская ТПП с почти 20% одобренных заявок выглядит довольно лояльной по отношению к местному бизнесу: в Санкт-Петербурге, например, форс-мажор подтвердили только в 2% случаев, в целом по стране показатель составляет порядка 7% (2,5 тысячи одобрений на 35 тысяч заявлений). Как и в Ульяновске, около 20% заявок одобряют в соседнем Татарстане, но там их поступило значительно больше — около 6 тысяч.

В ТПП говорят, что чаще всего отказывали в заключениях из-за того, что обстоятельства непреодолимой силы наступали на территории другого региона, истек срок договора или был представлен неполный пакет документов. Важно обосновать причинно-следственную связь между введенными ограничениями и невозможностью бизнеса исполнить обязательства по договору.

— Что касается принципа территориальности: например, наши предприниматели должны оказывать услуги в Пензенской области. Но у них там свои указы губернатора [об ограничениях], а у нас - свои. И мы предлагаем бизнесу обращаться с заявкой на форс-мажор в палату того региона, где они оказывают услугу, чтобы было более четкое представление о карантинных условиях. Также у нас есть приказ о том, что заявители должны официально подтвердить приостановку деятельности — есть же перечень, кому можно, а кому нельзя работать. Некоторые думали, что подадут заявку, и мы все подтвердим. Но нужно доказывать причинно-следственную связь, — рассказала 73online.ru начальник управления экспертиз и сертификации Ульяновской ТПП Марина Казакова.

Некоторые территориальные ТПП отказывают в выдаче заключения о форс-мажоре, если в договоре нет условия о непреодолимой силе. Ульяновская ТПП не столь категорична и рассматривает каждый случай в отдельности.

Названия фирм, получивших положительные заключения, в ТПП не называют, ссылаясь на коммерческую тайну, однако указывают, что это промышленные предприятия, строительные организации, туристический бизнес, предприятия авиакомплекса. При этом на практике далеко не все предприниматели верно понимают форс-мажор, зачастую путая его с предпринимательскими рисками, связанными с ухудшением финансового положения компании.

— Процентов 30 думают, что в карантинных условиях им не надо платить арендодателю и банку. Но Гражданский кодекс еще никто не отменял. Отсутствие денежных средств само по себе не является форс-мажорным обстоятельством, — поясняет Казакова.

По этой причине Ульяновская ТПП не выдавала положительных заключений по заявлениям, связанным с арендными отношениями, а это около 60% от общего количества обращений. Еще 10% заявлений на форс-мажор поступает по различным платежам, остальное касается сроков поставки и изготовления товара.

При этом в ТПП признают, что заключение о форс-мажоре не является железной защитой от суда.

— Вторая сторона имеет право не признать это заключение. В таком случае возникает спор, который разрешается в суде. В процессе суд будет исследовать доказательства, в том числе и заключение торгово-промышленной палаты, — говорит Олег Ломакин.

Гендиректор консалтинговой группы "ДСТС Бизнес" Дмитрий Цибизов не уверен в том, что суд серьезно отнесется к заключению ТПП.

— Законом такое оформление [форс-мажора] не предусмотрено, поэтому любой контрагент может совершенно спокойно посчитать это "филькиной грамотой", а суд, скорее всего, не будет принимать этот документ во внимание. Единственное, на что возможно рассчитывать при оформлении такого документа — что он будет дополнительным аргументом в переговорах с контрагентом о каком-либо отложении исполнения обязательств, например, об отсрочке платежа. Но это решение останется на усмотрение контрагента, — считает эксперт.


Источник